Понедельник, 23.10.2017, 01:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Smile
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » WWW » Такое разное кино » Александр Митта, кинорежиссер (Некоторые публикации)
Александр Митта, кинорежиссер
VampGirl_TrishaДата: Пятница, 14.11.2008, 14:23 | Сообщение # 1
Бессмертный Критик
Группа: Главный редактор
Сообщений: 122
Репутация: 3
Статус: Offline

Александр Наумович Митта родился 28 марта 1933 года в Москве. В 1955 году он окончил архитектурный факультет инженерно-строительного института МИСИ имени В.Куйбышева, где его учителем был великий архитектор-конструктивист Константин Мельников затем работал графиком-карикатуристом в юмористических и литературно-художественных журналах (Крокодил,Веселые картинки и другие).

В 1955 году поступил и в 1960 году окончил режиссерский факультет ВГИКа, где его наставником был Михаил Ромм. В кино режиссер дебютировал в 1961 году, поставив на киностудии «Мосфильм», вместе с Алексеем Салтыковым, дипломную полнометражную ленту «Друг мой, Колька!». Затем, в 1963 году, он снял драматическую ленту «Без страха и упрека». Мировую известность Александру Митте принес фильм «Звонят, откройте дверь» (1966), удостоенный Гран-при «Золотой лев святого Марка» на международном кинофестивале детских фильмов в Венеции.

Официальный сайт Алекспндра Митты



 
VampGirl_TrishaДата: Пятница, 14.11.2008, 14:26 | Сообщение # 2
Бессмертный Критик
Группа: Главный редактор
Сообщений: 122
Репутация: 3
Статус: Offline
Александр Митта: Нужно понимать, как управлять вниманием зрителя

- На сайте "Kino-teatr.ru" есть виртуальный клуб сценаристов. Это своего рода школа для начинающих авторов, где любой может опубликовать свою работу, услышать непредвзятое мнение других авторов и разобраться в собственных ошибках. У Вас большой опыт по работе с начинающими сценаристами, что Вы можете им посоветовать?

- Для начала - овладеть азами ремесла. Что из сценария превращается в фильм, в "синтез"? Когда человек сочиняет сценарий, у него в голове уже есть "своё кино" - с сюжетом, разными коллизиями. Но он не очень четко представляет себе, как развиваются сценарные идеи, какие из этих идей лучше всего превращаются в фильм, как осуществляется контакт между сценаристом и режиссером, как правильно выстроить сюжет, чтобы увлечь зрителя… И ещё многое другое. Важно понимать, что продюсерам, режиссерам интересны те сценарные идеи, из которых видно, что этот сценарий может стать фильмом, стать основой для работы режиссера и съемочной группы. Ведь сценарист придумывает историю, а "рассказывает" эту историю режиссер.

И вот для людей, которые хотят укрепиться в профессии сценариста, мы организовали специальные обучающие курсы, на которых стараемся научить сценаристов развивать свой творческий замысел. Обычный формат - 24-30 часов насыщенных практическими примерами лекций. Мы разбираем не только и не столько сценарную работу, сколько совместную работу сценариста и режиссера и их взаимодействие. Это основа нашей работы и это абсолютно уникальный "продукт", его нет нигде в мире. Сейчас в России, Украине, Казахстане возрождается кинопроизводство, поэтому нужны новые интересные и самобытные сценарии. Я вижу, что все это активизируется, что мы сейчас востребованы, что наши обучающие курсы нужны, что мы можем реально помочь сценаристам - как начинающим, так и имеющим уже определенный опыт работы..

- Но ведь многие авторы живут не в Москве, им сложно попасть к Вам на курсы…

- В начале февраля мы будем проводить учебные курсы в Киеве. И это не случайно - кинопроизводство в Украине развивается стремительно, снимается много проектов, особенно для телевидения. Поэтому профессия сценариста становится всё более востребованной и в Украине.

А вот для тех, кто живет в "глубинке" и не может приехать в Москву (как петербуржцы, например) мы выпустили DVD - специальный курс для режиссеров и сценаристов. Это развернутое, серьезное и бескомпромиссное издание. Курс основан на материале моего двенадцатилетнего опыта преподавания в киношколе Гамбургского университета.

Есть "три уровня" издания - для начинающих, для тех, кто имеет уже небольшой опыт работы, и для тех, кто работает в кино достаточно давно, практически профессионалов. Первые 4 часа мы уже сделали - "первый уровень", рассчитанный на начинающих сценаристов и режиссеров, называется "Структурное развитие авторского замысла".

Мы не просто рассказываем о каких-то специальных приемах, мы делаем практически фильм. Каждая лекция - несколько часов, все пояснения сопровождаются демонстрацией фрагментов из разных лент. Курс построен довольно практично и рассчитан, во-первых, на тех, кто хочет заниматься кино профессионально, а во-вторых, на тех, кто просто хочет углубить свое понимание кино.

Мы не говорим о том, о чем любят рассуждать кинокритики - чем одна лента отличается от другой. Нет, мы говорим о том, в чем фильмы сходны друг с другом. И это сходство фундаментальное: Шекспир, Чехов, греческие трагики - что их объединяет? Что объединяет всех? Форма, одинаковая для всех, но на базе которой вырастают оригинальные сочинения, и то, что мы называем словом "скелет". Вот, общее для всех - форма и "скелет". Это как с человеком: если сравнить, например, Ксению Собчак и Арнольда Шварценеггера, то у них есть общее, несмотря на некоторый внешний "дизайн". И это общее - скелет, просто один поменьше, а другой - побольше. И "скелеты" держат форму везде - в человеке, в кино, в спектакле… Если каких-то "костей" в структуре драмы не хватает, то форма распадается. Многие просто не понимают, что существует универсальная база, универсальная форма.

Мы рассказываем о "скелете", который состоит из "костей", которые, в свою очередь, держат "мышцы" - форму …Очень похоже на то, как учатся студенты- медики в "анатомичках" (улыбается). А до "дизайна" мы не добираемся, нам важно донести понимание структуры, понимание того, что вещи, инертные к качеству, таланту и есть - основополагающие. Используя общий "скелет", вы же можете сделать и тривиальную историю, и оригинальную, и фантастическую - любую. Как оригинальность человека не зависит от его "скелета", так и оригинальность сценария совсем не связана со "скелетом". Вот человек посмотрит какой-то фильм, выйдет из зала, и будет ворчать, что у него "украли" два часа жизни, что картина бестолковая и неинтересная. А после просмотра какой-то другой картины выйдет потрясенный - этот фильм заставил его взглянуть на жизнь как-то иначе… Фильмы разные, по-разному восприняты зрителем - а "скелет" у них один.

Для писателя важно именно это. Нужно оставить в покое богатство "творческой личности" и помочь человеку в ремесле. Мне нравится одна фраза Нильса Бора: "Профессионал - это человек, который знает о возможных ошибках в своей профессии, и умеет их избежать".

Вот это уровень нашего разговора. "Выше" мы стараемся не подниматься.

- Что Вас натолкнуло на мысль о выпуске DVD-изданий?

- Идея об издании лекций пришла мне в голову в Германии - я был на концерте симфонической музыки и увидел, что многие слушают музыку с партитурой в руках. Они не просто слушали, а наблюдали - как "развивается" музыка, как она трактуется исполнителем, дирижером. Это более глубокое восприятие произведения, более осознанное. Я смотрел на этих людей и думал: "Было бы неплохо снабдить вот такими "нотными листами" кинозрителей, чтобы человек не просто смотрел на экран, а понимал - из чего возникает музыка, из чего возникает кино". И я начал это делать, и это оказалось полезным и нужным.

- Значит, любой желающий, прослушав Ваши курсы, может написать сценарий?

- Я же сознательно ухожу от разговора о творчестве, я говорю о ремесле. Посмотрите телевизор - с утра до ночи показывают разные ток-шоу, интервью, новости… Мы видим людей на экране, которые просто о чем-то рассказывают, разговаривают. И тем не менее, это привлекает внимание зрителей. А сколько людей смотрят сериалы! Многие уже просто "подсели" на них. Значит, сценаристы сумели написать какую-то историю, а режиссеры - снять. Значит, они знают, как привлечь зрителя, как удержать его внимание до конца серии и как заставить посмотреть следующую. Это чистая технология, в каждом из тысяч и тысяч сериалов применяется одна и та же схема: в каждой серии свой мини-сюжет, сначала завязка, затем "разбивка" на три акта, каждый акт имеет свой поворотный пункт, за две-три сцены до окончания серии - кульминация… Это все форматировано по минутам, по секундам.

Сценарным ремеслом овладеть не трудно, было бы желание и способности.

- С чего начинается работа над сценарием?

- Работа над сценарием - это самая квалифицированная часть литературной работы. Из тысячи людей, пишущих прозу, буквально трое-четверо могут работать как драматурги, потому что в драме очень сильно рациональное начало. Ведь драма, в сущности, повод для того, чтобы артисты начали работать, чтобы зрители непрерывно наблюдали действие, чтобы это действие внятно начиналось, быстро развивалось и максимально захватило зрителя. Эмоциональное развитие действия, катарсис в трагедии, драме - это традиция: как почти три тысячи лет назад Аристотель придумал, а Шекспир развил европейскую драму, так она сегодня и существует. Меняются технологии, компьютерные съемки приходят, новые люди приходят, но сущность драмы, её развитие никто не отменял. Важное отличие прозы от драмы в том, что прозе совсем не нужно эмоциональное вовлечение читателя. Конечно, хорошо, когда оно происходит, но ритмы совершенно другие. А сценаристу нужно, во-первых, так увлечь режиссера, чтобы он захотел "рассказать" придуманную сценаристом историю, а во-вторых, увлечь огромную аудиторию зрителей это историей. Но для того, чтобы фильм стал заметен, чтобы его увидели на огромном рынке кинокартин, нужно не просто "раскрыть свое сердце", нужно хорошо знать ремесло. Нужно понимать, как управлять вниманием зрителя в течение полутора часов и как управлять развитием своего собственного замысла, постоянно следить за развитием действия, за всеми сюжетными поворотами. Нельзя забывать о том, что внимание зрителя нуждается в ежеминутной "опеке", ведь зритель в какой-то момент может заскучать и потерять интерес к фильму.

При создании фильма всё непросто. Сценарий должен эмоционально расти, герой должен эмоционально расти... Есть четкие технологии написания сценария: если вы владеете этими технологиями, то сценарий напишете. Но если у вас нет таланта, то этот "продукт" получится неинтересным и неоригинальным. В нем не будет самобытности.

Но бывает и так - сценарий написан талантливо, сюжет - неизбитый. Но если этот сценарий сделан без знания технологий, без владения ремеслом, то он просто потеряется в огромном количестве других "продуктов".

И даже если вам удалось счастливо сочетать в своем произведении и талант, и ремесло, всё равно этого мало для того, чтобы из десятков, сотен сценариев, именно ваш сценарий привлек внимание продюсера, режиссера. Ведь зачастую талантливые, интересные сценарии не находят спроса на рынке.

- Нужно уметь правильно "подать" сценарий?

- Нет, дело не в этом. Просто многие сценарии не гарантируют внимания зрителей. А истории поверхностные, малозначительные, но "красиво сделанные", могут иметь успех. И по этим сценариям снимают фильмы. Талант - это важное, но не определяющее качество сценария.

- Что такое - "работа над сценарием в команде"?

- Если в команде сценаристов нет лидера, то навряд ли получится хороший сценарий.

Каждый человек будет привносить что-то своё - свои идеи, свой взгляд, свой жизненный опыт. И далеко не все смогут приспособиться к коллективной работе: кто-то спокойно будет развивать чужой замысел, а у кого-то могут быть свои собственные, яркие идеи, которые он захочет воплотить в сценарии. Работа в команде - это очень опасная вещь. С одной стороны - довольно заманчиво, но с другой - команда может "поломать" сценарий. Труднее всего, используя уже имеющуюся структуру, вписать в неё новые идеи. Кстати, это часть нашей работы на лекциях - мы объясняем, что можно вписать в сценарий, а что нельзя делать ни в коем случае, поскольку история может просто развалиться. Конечно, часто работа в команде приносит успех, но профессионалы этого не любят. Для них интереснее получить историю, а затем уже работать самому. Очень часто бывает, что сценарий передают из рук в руки, и это приносит успех. У американских сценаристов есть такое выражение: "Какой хороший сценарий, кому бы дать переписать". Вот если вы знаете, как улучшить сценарий - всё в порядке. Но зачастую люди вдохновенно пишут первый вариант, а затем бросают, потому что не знают, как сценарий можно улучшить.

- С чем легче работать - с придуманной историей, или со сценарием по литературным произведениям?

- Это совершенно разные вещи. Конечно, работать от "нуля" - интереснее, потому что вы опираетесь только на свой опыт, на свою фантазию. Вы "строите" свой личный мир, в этом мире вы сами определяете, кто - хороший, кто - плохой, кого - поощрить, кого - наказать. А когда вы берете чужое произведение, то должны грамотно усилить его драматический эффект. Очень немногие люди умеют это делать, и очень немногие люди испытывают творческий "напор" от этой работы. Я знаю буквально двух-трех таких людей, их работа оплачивается лучше, чем работа других сценаристов, потому что именно они придают сценарную форму истории - хотя не вкладывают в свой труд ничего, кроме ремесла. Но ремесло тоже требует вдохновения…

- Название имеет значение?

- Конечно! Когда я выбираю фильм, то обычно смотрю на три вещи: какие "звезды" заняты в картине, кто режиссер, и какое название. Но российские названия фильмов почему-то скучные. Даже для "западных" картин, которые идут у нас в прокате, придумывают названия, не вызывающие никакого интереса.

- А есть какой-то "рецепт", чтобы придумать интересное название?

- Нет, название очень трудно придумать и оно почти всегда приходит в процессе создания картины, первоначальный вариант чаще всего меняем. Я помню, у фильма "Экипаж" три или четыре раза переделывали название, последнее, с которым запускались в производство, было - "Запас прочности". Мне совсем это не нравилось, но когда я предложил - "Экипаж", то даже сценаристы были против, дескать, непонятно - что за "экипаж", лошади запряженные, что ли? А вот прижилось - "Экипаж". Одна из картин называлась "Комедия об Искремасе", название казалось мне очень удачным. Но начальство раскритиковало - непонятно, кто это - "Искремас"? И я тогда предложил другое - "Гори, гори моя звезда". И вот этот вариант одобрили, у них это название ассоциировалось с чем-то красноармейским. Но "начальники" либо забыли, либо не знали, что это слова романса, который пел Колчак, когда его вели на расстрел.

Название - это весьма существенная вещь. Довженко говорил: "Когда я придумал название и написал первую строчку, я сделал половину работы".

- С каким сценарием проще работать режиссеру? Со сценариями, в которых сухо изложено только основное - минимум описаний, ремарок, без литературных "изяществ" или со сценариями, которые приближены к литературным - подробные описания, лирические отступления?

- Это не играет роли. В работе используется такой технологический сценарий, в котором коротко и четко описаны ключевые действия. Сценарий, по которому можно "считать деньги". И такой сценарий содержит указания актерам - как им действовать, что абсолютно соответствует системе Станиславского, который говорил, что самое главное - действие. Литературный же сценарий должен дать общее понимание замысла - какие люди действуют, кто герой, кто враг, какие конфликты возникают.

Режиссерский сценарий наполнен огромным количеством производственных деталей, это рабочий документ. Операторы, художники, ассистенты - им необязательно читать "литературное" сочинение, но они должны четко знать: кто куда пришел, кто и откуда вышел. И именно по этому сценарию каждый день составляется рабочий план.

В мировой практике сейчас полностью утвердился сценарий, который максимально приближен к режиссерскому: короткие описания, четкий диалог.

Почитайте чеховскую прозу - она полна невероятной красоты и изящества русской речи, а потом почитайте его пьесы - "Три сестры", "Вишневый сад": сухие реплики, короткие указания. Чехов понимал, что литература прозы и литература пьесы различаются, как два разных человека. Его пьесы дают простор творческому воображению и актера, и режиссера. А когда в сценарии или пьесе написано всё подробно - кто куда пошел, как посмотрел, как поднял руку, то актеры выглядят как марионетки. Всё-таки, часть работы над сценарием режиссер должен перенести на площадку. Когда кадр выстроен, сценарист и актер могут что-то обсудить, о чем-то поспорить …

Актеры любят получать указания, но только для того, чтобы на базе этих указаний выстроить какое-то свое действие.

- А как Вы относитесь к тому, что актеры импровизируют в процессе съемок, что-то своё добавляют в рисунок роли?

- Если роль хорошая, то актеры и сами хотят сделать её так, как предложено сценаристом и режиссером. "Авторский зуд" у них появляется тогда, когда материал несовершенен. Или в том редком случае, когда актер по складу своего характера, образу мышления - ещё и режиссер. Вот они любят активно трактовать свою роль. Но таких немного, конечно.

Как правило, если роль написана правильно, то актер старается максимально точно выполнять указания режиссера, дополняя образ какими-то штрихами.

Трудность актерской работы над ролью в том, что его действие сегментировано на очень маленькие кусочки - минута, полторы, две…И держит полностью всё в руках только режиссер, поэтому если актер не подчиняется режиссерскому рисунку роли, то он может развалить все. С другой стороны - механическое выполнение режиссерских указаний зачастую приводит к тому, что актер не чувствует себя "хозяином" роли.

Поэтому важно, чтобы перед съемкой сцена полностью отрепетирована и каждый человек понимал, какую часть общего рисунка он исполняет. Применяют и другую технологию - сначала всю сцену снимают целиком - пленка сейчас недорого стоит, - а потом сцену "разбивают" на кусочки, чтобы актеру было понятно, какая часть сцены снимается в тот или иной момент.

- Спасибо за интересный рассказ. Что пожелаете начинающим сценаристам и режиссерам?

- Терпения и настойчивости. И новых идей, конечно.

Марина Троянова
Январь 2007 года

Источник: http://www.kino-teatr.ru/kino/person/16/



 
VampGirl_TrishaДата: Пятница, 14.11.2008, 14:27 | Сообщение # 3
Бессмертный Критик
Группа: Главный редактор
Сообщений: 122
Репутация: 3
Статус: Offline
Александр Митта:

«Кино — рассказ визуальный.

Сериал — вербальный»

Екатерина Самылкина. В вашем последнем сериале «Лебединый рай» постоянно повторяются одни и те же кадры: московское шоссе, завод, варка стали, озеро — так на протяжении всего сериала. Зачем нужны повторяющиеся кадры?
Александр Миттана съемках фильма «Лебединый рай»
Александр Миттана съемках фильма «Лебединый рай»

Александр Митта. Совсем не факт, что люди будут смотреть все это подряд, поэтому ключевые кадры просто обозначают место действия.

Е. Самылкина. Почему же постоянно одни и те же?

А. Митта. Потому что других не сняли.

Е. Самылкина. А для фильма почему снимаете?

А. Митта. Для фильма подробнее работаем. В сериале мы работаем очень быстро: снимаем по шесть-девять минут в день, а в фильме мы работаем медленно: даем по минуте-полторы.

Кроме того, фильм показывается одномоментно, идет в течение полутора часов, а сериал демонстрируется несколько вечеров, и в нем важно напомнить, что была именно эта картинка, чтоб она возвращалась, указывая зрителю: это тот же завод, тот же город. Таких базовых элементов набирается довольно много. И лучше, чтобы они были как заставки, одни и те же. Они еще и работают в конфликте или в контрапункте: вот озеро, а вот завод, они сталкиваются, появляется угроза — от столкновения двух кадров возникает третье понятие. Это элемент диалектического мышления, элемент нашего телевизионного языка.

Е. Самылкина. Деталь может играть такую роль? Повторяться?

А. Митта. Конечно, может. Может и повторяться, но лучше, когда она при по-вторении развивается. Вообще в кино и на телевидении лучше всего, чтобы все показанное имело потенциал для развития.

Е. Самылкина. Повтор детали эффективнее в фильме, чем в сериале?

А. Митта. Нет, и там, и там этот принцип работает. Просто в фильме в нем нет такой необходимости. В фильме мы рассказываем историю с непрерывным развитием, потому что временной промежуток короткий, рассказ более плотный и разброс гораздо меньше. В сериале может быть восемь-десять сюжетных линий, и чтобы они сложились в одно произведение, нужно как-то обозначать каждую тему, чтобы зрители не путались. Правда, это решение для меня оказалось непродуктивным. У меня первоначально было ощущение, что при очень простом, понятном изложении, необходимом в сериале, и при обилии сюжетных линий сложится романная форма, возникнет объем, но на самом деле этого не получилось. Если бы «Границу» или «Лебединый рай» люди смотрели, как роман читали — подряд, или смотрели на диске, пересматривая какие-то эпизоды, тогда ощущение объема, возможно, и появилось бы. Это не факт, но вероятность. А показанный по сериям, еще и разорванный рекламными паузами, сериал развалился на фрагменты. Надо было ориентироваться на реальность: в сериале обычно линейный сюжет, простая история, детектив, прямые человеческие чувства, лобовые ходы, банальные решения, достаточно убогий, одномерный мир персонажей, простые эмоции.

Е. Самылкина. В сериале смысл проще, и поэтому проще должно быть воплощение?

А. Митта. Смысл не проще, смысл упрощенней. У Чехова тоже просто, но он затрагивает главные жизненные проблемы. Проще может быть и глубоко.

А упрощенно — это сериально. Сериал берет не главные, а наиболее удобные для усвоения, «быстрорастворимые» проблемы, когда конфликты приведены к восприятию через рекламные паузы. Кто-то кого-то убивает, кто-то что-то расследует — этот простой вопрос все держат в голове. Простые вопросы и простые ответы. Мир, приведенный в состояние полуживотных эмоций, очеловеченный, оживленный большим количеством слов.
«Лебединый рай», режиссер Александр Митта
«Лебединый рай», режиссер Александр Митта

Е. Самылкина. В «Сказке странствий» с помощью детали удалось создать объем? В заключительном эпизоде брат Марты Май повторяет реплику умершего Орландо: «Что, девочка?», рисует его чертеж.

А. Митта. Да, но в фильме все более сложно. Там происходит чудо: один человек превращается в другого. Май ожил не только как брат Марты, но и как самый дорогой для нее человек, то есть он впитал в себя дух Орландо. Эта реплика фиксирует то, что за кадром случилось чудо. Никаких технических возможностей, чтобы Орландо воспарил и в виде прозрачного духа вселился в Мая, у меня не было. Но я сделал это более лаконичным и более экономным способом: и литературно — репликой, и визуально — Май начинает вести себя так, как он вести себя не должен. Он не знает ничего про летательный аппарат, чертеж которого рисует. А этот аппарат когда-то спас Марту и Орландо, и это было самым высоким выражением духа Орландо. Марта поняла, что Орландо ожил в Мае.

Е. Самылкина. Получается, что в фильме с малым количеством сюжетных линий удалось при помощи детали создать объем, а в сериале с его множеством сюжетных линий — нет.

А. Митта. Да, но в «Сказке странствий» есть свои недостатки. Там значительно больше мест действия, и каждое надо экспонировать. Это тоже неудачный опыт. Мне было интересно попробовать сделать так, как я сделал, потому что таким образом я мог реализовать максимальное количество визуальных картин. Тогда у меня в голове сидело, что кино — это визуальный рассказ. Я решил, что я попытаюсь четыре фильма объединить в один. В принципе, это концепция, которую я и сейчас использую. Если хочешь, чтобы был хороший фильм, нужно поделить его на четыре и каждую четвертинку сделать, как отдельный фильм — с началом, серединой и концом.

Е. Самылкина. Как «Таежный роман»?

А. Митта. «Таежный роман» — телесериал, а я сейчас и в кино то же самое делаю. Сюжет должен быть один, конфликт должен развиваться, а сам рассказ, изложение сюжета хорошо бы разбить на четыре части и каждую часть сделать, как маленький фильм. Тогда создастся большое внутреннее напряжение и смотреть будет интересно. Сейчас я как раз закончил сценарий, написанный по этому принципу. Я хочу снять фильм, состоящий из четырех маленьких. Главных героев в нем будет мало — всего три. Единый сюжет, но повороты более резкие. Место действия тоже одно. Это лучше, мы же все время стремимся к тому, чтобы идею изложить как можно более просто. Трюффо говорил, что самое главное качество режиссера — это умение упрощать. Если умеешь упрощать, то сможешь сказать об очень серьезных вещах. Режиссер, у которого это качество развито, добивается самых успешных результатов. Мои любимые режиссеры Рязанов, Панфилов и Данелия обладают им в большей степени, чем все другие российские режиссеры.

Е. Самылкина. Сложная идея может быть заложена и в сериал, и в фильм, но упрощать ее надо и там, и там?

А. Митта. Иначе ничего не получится. Но в сериале настраиваешься на восприятие определенной аудитории, а в фильме упрощаешь, чтобы изложить серьезную мысль ясно, внятно и эмоционально. Задачи разные. В сериале и изображение сильно упрощено, в основном это лица и — минимально — среда. В фильме работаешь с гораздо более сложной визуальной фактурой. «Ночной Дозор», «Дневной Дозор» — простые истории, но сложный монтаж, напряженное визуальное развитие и законченность эпизодов — как маленьких фильмов — сделали свое дело, кассу, успех и т. п.

Язык фильма — визуальный, язык сериала — все-таки вербальный.

Источник: http://www.kinoart.ru/magazine/10-2006/media/mitta1006/



 
VampGirl_TrishaДата: Пятница, 14.11.2008, 14:28 | Сообщение # 4
Бессмертный Критик
Группа: Главный редактор
Сообщений: 122
Репутация: 3
Статус: Offline
Живем, под собою не чуя страны
Послесловие к фестивалю документального кино в Екатеринбурге

Александр Митта, режиссер, председатель жюри

В Екатеринбурге на главном российском кинофестивале российского кино есть традиция. Жюри, составленное из документалистов, возглавляет режиссер или сценарист-игровик, человек из другого мира. Так я был призван на этот фестиваль и погрузился в мир, о котором мало что знал и который меня поразил.

В Чехии (в прежние времена в Чехословакии), как только кончался учебный год, все школьники страны садятся в автобусы и совершают экскурсии. За десять лет каждый ребенок своими глазами видит каждый город и городок своей родины. Каждый понимает, что он должен любить и защищать.

У нас это как будто невозможно, слишком велика страна. Но в каждом доме есть окно в мир - экран телевизора. И по нему мы видим все, что угодно, кроме своей страны. Разве что случится где-то рейтинговый пожар или наводнение. И это нормальная жизнь сограждан? Отчаянные слова Осипа Мандельштама, сказанные почти сто лет назад: "Мы живем, под собою не чуя страны...", - верны и сейчас.

А в России уже есть города, где СПИДом заражен каждый пятый житель. Хуже, чем в Центральной Африке. И эти города не обнесены колючей проволокой, на них не сбрасывают атомную бомбу. Упаси бог, кто-то подумает, что я предлагаю такое. Они несчастны. Но кто "они"? Это часть нас. Или плевать на все, скажи еще спасибо, что живой?

В Екатеринбурге на 17-м открытом фестивале документального фильма мы увидели людей, которые хотят, чтобы страна знала, что она такое. И кто мы такие. Это видел зал с утра до вечера, полный внимательных неравнодушных зрителей. Зал на 600 мест, в котором не только все кресла, но и все ступеньки амфитеатра были заполнены с утра до позднего вечера. Все пять дней фестиваля. В Москве такую аудиторию не соберешь.

Что же увидели эти зрители? Программу из 40 фильмов, отобранных из 350, снятых в прошлом году. Кстати, отметим, что подавляющее большинство фильмов снято при полной или значительной поддержке Федерального агентства по культуре и кинематографии. Так что в каком-то смысле это был фестиваль государственного внимания к кинематографу.

Знаете ли вы, что в Германии постоянно работают 2500 точек клубного проката. Это значит, что ни один городок, ни одно местечко не остались неохваченными. И они там смотрят не американские блокбастеры или уморительные комедии с дураками. Нет, они смотрят на мир и на себя во множестве скромных, честных и талантливых фильмов. Такие, какие показал екатеринбургский фестиваль. Но резонанс в тысячи раз меньше, чем это бывает в Европе.

Не понимаю! Неужели в Ростове, Уфе, Чите, Барнауле живут тупые люди, не желающие знать про свою страну ничего, кроме того, что им покажут по "ящику"? Наверное, эта проблема созрела. Российским кинематографистам есть что показать зрителям. Но негде. Нет общественной структуры "друзей кино". А во всем остальном мире она есть. Германию я привел только в пример.

На фестивале два вечера были допоздна заняты 10-серийным фильмом-сериалом "Свобода по-русски". В нем была показана 500-летняя история российского парламентаризма. От древнего новгородского вече до сегодняшних буден парламента - Думы. Фильм интересный, умный, важный. Потому что безграмотность нашего избирателя в любом месте России позволяет манипулировать им как кому угодно. Власти фильм одобряют. В Думе фильм понравился. А телевидение не хочет его показывать. В нем никто не скачет, не танцует, не вертится на льду. Они уже создали образ рейтингового дурака. И пестуют его. Я уверен, что этот фильм через пару лет станет неотъемлемой частью любой школьной программы. Он будет жить очень долго. Но пока он не показан нигде и никому. Кстати, он задуман и снят под руководством выдающегося режиссера Андрея Смирнова.

А вот совершенно другой фильм, только мастерства в нем не меньше, а то и больше. Блестящий режиссерский фильм о Гайдаре Алиеве снял Андрей Кончаловский, один из немногих российских режиссеров международного класса. Это упругий, полный энергии рассказ о судьбе человека, который дважды руководил своей страной, сперва как республикой СССР, потом как самостоятельным государством. В его жизни были взлеты и падения, похороны заживо и возрождение. И вот итог. Показан человек, которым восхищается каждый гражданин его страны.

Я привел эти фильмы как пример контраста и разброса точек зрения на реальность. В документальном кино она, кажется, дает не меньше шансов, чем в игровом, где главное - фантазия и воображение. Но этот фильм выдающегося мастера в России нигде не показан. Ни один канал ТВ не берет его. Почему? По кочану. Или потому что этот урок любви к своему народу нынешним правителям скорее в упрек? На канале "Культура" есть полуночный загон - резервация для показа документальных фильмов. Но кто же из нормальных людей будет в час ночи таращить глаза на экран? В семь утра, а то и раньше надо вставать, кормить детей, отправлять их в школу, самому ехать на работу.

Впрочем, есть фильм, который "Культура", конечно, покажет. Это "Блокада" режиссера Лозницы, выдающаяся работа. Возможно, лучшего на сегодняшний день документалиста. В нем до минимума сведена манипуляция реальностью. Долгими кадрами показано погружение Ленинграда в ужас блокады. Каждая секунда тщательно озвучена, культура звука такова, что ей позавидует любой игровой фильм. Этот час тишины, насыщенный подробностями ада, никто никогда не забудет. А ведь документальный материал больше 60 лет лежал в хранилище, его щипали в основном иностранцы, куда-то вставляли кусочками. Теперь этот фильм, надеюсь, украсит все международные фестивали мира. Через год посчитаем его призы и награды. Но в России его можно увидеть только за полночь.

Другой резкий авторский фильм о судьбе фильма "Комиссар" и его режиссера. Фильм больше двадцати лет был под запретом, и только один раз режиссеру Аскольдову выпал шанс упросить дать ему возможность показать фильм на международном фестивале в Москве. Через два часа фильм был приглашен на все международные фестивали мира, где получил кучу премий. И до сих пор является легендой и славой советского кино. И, похоже, будет жить очень долго как пример высокой концентрации таланта и как пример "романтического коммунизма" (цитирую скульптора Эрнста Неизвестного).

Художник Василий Кандинский, российский основоположник абстракционизма, сказал как-то: "Я не знаю ни одной организации деятелей искусства в защиту искусства, которая бы в короткое время не превратилась в орган истребления искусства". Это, увы, правда. Художники, как правило, убеждены в правоте только своей точки зрения. По-другому, наверное, и нельзя. Когда ты подчиняешь свою жизнь утверждению каких-то духовных ценностей, иные кажутся тебе вредными или бесполезными. Поэтому лучшее, что мы можем сделать, дать возможность всем (а нас, пока мы не вымерли, десятки миллионов) самим выбрать, что им по душе. Просто показать где-то эти фильмы.

Источник: http://www.rg.ru/2006/10/11/festival.html



 
VampGirl_TrishaДата: Пятница, 14.11.2008, 14:47 | Сообщение # 5
Бессмертный Критик
Группа: Главный редактор
Сообщений: 122
Репутация: 3
Статус: Offline
Александр Митта, кинорежиссер: Как Ефремов молчать умел

У меня была роль на Олега Ефремова в «Гори, гори моя звезда». Но там была проблема — мало слов. Герой — молчаливый художник. Я, конфузясь, прихожу к Ефремову и говорю: «Олег, роль очень интересная, прочти, пожалуйста, но слов мало. Ты мне скажи, что ты хочешь говорить, мы допишем». Он прочитал и говорит: «А знаешь, ты вообще все слова выкинь. У меня столько проблем с театром, ты снимай, а я буду думать про свое». Никому в голову не приходило, что это будет заметная роль и войдет в число его лучших ролей. А когда я там же снимал трех режиссеров — Марлена Хуциева, Константина Воинова и Владимира Наумова, — картина была совсем иная. Наумов играл хорошую роль белогвардейского офицера. Воинов сказал, что не будет сниматься, если у него будет слов меньше, чем у Наумова. А Хуциеву на слова было абсолютно наплевать, но он просил, чтобы я все время снимал его отдельно крупными планами: «Чтоб я был не в куче с ними, а отдельно». Воинова я подкупил тем, что сказал: «У тебя слов меньше, но чин у тебя выше, он капитан, а ты будешь у нас подполковник». Режиссеры как дети, а актеры, конечно, люди посерьезнее.

У меня был знаменитый актер, с которым я не только не провел ни одной репетиции, но даже не перекинулся и десятью словами. Это был Евгений Павлович Леонов. Он пришел на роль в «Гори, гори, моя звезда» и сказал: «Ты мне попросту расскажи — что я люблю и чего я боюсь». Я рассказал, и дальше он все делал сам идеально. Что я мог ему сказать, когда он все сделал сам? В таком молчаливом диалоге с ним прошла вся моя работа. В Америке с настоящими звездами это даже принято. Пол Верховен на съемках «Основного инстинкта» вообще не сказал ни одного слова Майклу Дугласу. А когда Милош Форман на «Кукушке» попытался подойти к Николсону, чтобы сделать ему замечание, тот его просто отодвинул рукой: «Молчать, туда иди, за аппарат!» Но совсем другая была работа на той же картине с Олегом Павловичем Табаковым. Он любил все оговаривать, и мы, как школьницы, после съемок бежали по домам быстрее созваниваться. Пока жена готовила, я набирал его номер, мы говорили. Потом клал трубку, он мне звонил. Жена моя, которая его просто обожает, даже приревновала: «Кто такой Табаков? Он твоя жена, твоя любовница? Я устала, я хочу быть женой бухгалтера!» Когда ты работаешь просто с актерами, этот процесс нормален и регламентирован, а когда ты встречаешься с талантливыми людьми, то это всегда какая-то аномалия. Петренко, например, требовал объяснения и аргументации каждого шага. Когда он играл Петра, ему все нужно было объяснить. Он слушал, потом перевоплощался и забывал тебя наглухо. С Ефремовым у меня был еще один случай на «Звонят, откройте дверь». Тогда было правило — на маленькие роли брать актера из Театра киноактера. Роль крошечная — человек с похмелья высовывается в дверь. Актер, которого мы пригласили, высунулся — и ничего. Взяли другого — никакого впечатления. Тогда я пошел к Олегу: «Олег, я чувствую — нужен ты. Человек после сильного бодуна. Может, какие-нибудь варианты предложишь? И он просто так, навскидку, сделал пять дублей. Пьяный человек с утра открывает дверь, а мальчик спрашивает: «Дяденька, в вашей квартире не живут первые пионеры?» Вначале он сыграл дикий страх, как будто ему черти привиделись. Потом он сыграл слезы жалости к себе, вроде как детство вспомнил. Потом он сыграл что-то оскорбленное — как будто его потревожили, оторвав от очень важных дел, с ерундой поутру прибегают, думают, что раз он пьющий, то ему можно задавать всякие глупые вопросы, а между тем совсем даже нет. Это было море импровизаций. Текст — это ничто, это только пропуск в роль. Все остальное актер приносит с собой. Недаром кино называлось «великий немой».

Записала Наталья Ртищева

Источник: http://www.rodgaz.ru/index.p....sue=115



 
Форум » WWW » Такое разное кино » Александр Митта, кинорежиссер (Некоторые публикации)
Страница 1 из 11
Поиск:

Меню сайта
Форма входа
Ccылки


Новое на форуме



Статистика
Наш опрос
Ваши интересы?
Всего ответов: 39